Кулик Григорий Иванович- Маршал СССР

Кулик Григорий Иванович- Маршал СССР

30.03.2019 0 Автор Администратор

Кулик Григорий Иванович, Маршал Советского Союза (1940 г.). Герой Советского Союза (21.3.1940 г.).

Кулик Григорий Иванович

Кулик Григорий Иванович, Маршал СССР, Герой Советского Союза

Из автобиографии: я родился 9 ноября 1890 года на хуторе Дудниково, около г. Полтавы, бывшей Полтавской губернии и уезда (ныне Полтавская область) в семье крестьянина-бедняка. Отца своего я не помню, т. к. он умер в год моего рождения.

Наша семья, состоящая из 9 человек, занималась сельским хозяйством и имела 2 десятины земли. Я в семье из детей был самый младший. После женитьбы братьев и раздела земли мне с матерью досталась доля в размере 1/2 десятины земли.

В 1906 или 1907 году мать через банк с рассрочкой на 50 лет купила дополнительно две десятины земли, и вот на этой земле я работал до призыва в царскую армию, т, е. до 1912 года.

В царской армии служил в артиллерийских частях от рядового солдата до старшего фейерверкера (унтер-офицера), был командиром взвода.

В должности старшего  фейерверкера убыл в 1914 году на фронт и всю империалистическую войну зв должности старшего фейерверкера пробыл на фронте.

Февральская революция меня застала на фронте, где сразу же я был избран председателем батарейного комитета, потом дивизионного и бригадного и перед Октябрьской революцией был уже председателем солдатского комитета 9-й пехотной дивизии. Через газету «Окопная правда» начал знакомиться с большевистской партией.

В апреле 1917 года я был избран делегатом на съезд Западного фронта, который состоялся в г. Минске.

На этом съезде я впервые услышал выступления большевиков, и тут у меня окончательно сформировалось большевистское мировоззрение, и на этом съезде я отстаивал линию большевиков.

Нужно отметить, что революционные взгляды, кровная ненависть к царскому самодержавию, помещикам, офицерам и попам у меня сложились значительно раньше, еще в 1903 году, при следующих обстоятельствах. Район Полтавшины в 1903 году был охвачен крестьянскими восстаниями, и в это время было разгромлено поместье нашего помещика.

Я еще мальчишкой видел, как жестоко и зверски расправлялись с крестьянами за эти крестьянские восстания карательные отряды, запарывая насмерть крестьян.

В 1905 году за участие в забастовке был арестован мой брат (старше меня на 18 лет), работавший в то время рабочим в железнодорожных мастерских на станции Белгород, и был заключен в Курскую тюрьму.

В 1906 году моего брата с группой рабочих, арестованных по этому же делу, судили при закрытых дверях.

На этом суде разрешалось присутствовать по одному человеку из родственников, и от нашей семьи поехал на суд я.

Этот судебный процесс, продолжавшийся три недели, был первой моей партийной школой, еще больше выработавшей во мне ненависть к царскому самодержавию и его приспешникам… Мой брат был осужден на 2 года и 8 месяцев, и свое наказание он отбывал в Петропавловской крепости…

После подавления крестьянского восстания и ареста моего брата в нашей местности работали революционно настроенные студенты, которые, по всей вероятности, зная об аресте и заключении в крепость моего брата, сблизились со мной, и я помогал в их работе.

Моя помощь этим студентам заключалась в том, что я прятал революционную литературу, а был один случай- и оружие, а также посещал массовки, которые организовывались в лесу около г. Полтавы,примерно в 10 километрах от нашего хутора.

С конца 1912 года, будучи солдатом, я встречался с революционерами и через них начал вести работу среди солдат.

Примерно около 10 раз за период с конца 1912 года до ухода на фронт, т. е. по август 1914 года, я бывал на массовках, организуемых революционерами и при разгоне одной из таких массовок был избит нагайкой казаками, в результате чего спина около двух месяцев болела, и я не мог, чтобы не выдать себя, обратиться за оказанием медицинской помощи.

В этот же период, т. е. в начале 1913 года, в г. Полтаве я вступил в местную революционную организацию, а это решение явилось результатом того, что тот гнет и произвол, которые имели место в казарме и испытывали… солдаты, испытывал и я.

Если сейчас спросить меня, какая это была организация, меньшевистская или эсеровская, просто затрудняюсь точно ответить, т. к. в политике я в тот период очень плохо разбирался. Что в тот период меня удовлетворяло в требованиях этих революционеров? Свержение царского самодержавия, передача земли крестьянам за плату и власти учредительному собранию.

В 1914 году с уходом на фронт я всякую связь с революционерами до Февральской революции потерял. Но это не значит, что, будучи на фронте, я не вел революционной работы среди солдат. Ненависть к царскому самодержавию, к капиталистам, офицерам и попам я среди солдат всегда прививал, и это позднее сказалось при выборе меня председателем в солдатский комитет.

В 1917 году после возвращения  со съезда делегатов Западного фронта я уже более уверенно повел революционную работу. В момент июньского наступления в 1917 году на Крево и Сморгань, будучи председателем дивизионной комиссии 9-й пехотной дивизии, я выступил с призывом к солдатам против наступления, за что был арестован, а вскоре под нажимом солдатской массы был освобожден, а дивизия переброшена на Румынский фронт, как дивизия политически неблагонадежная.

В октябре 1917 года во время ухода войск с фронта я с группой вооруженных солдат отправился пешком домой на Украину, где в это время находилась у власти Украинская рада. Эти солдаты впоследствии были основным ядром созданного мною красногвардейского отряда.

В первых числах ноября 1917 года в г. Полтаве я вступил в подполье, в партию большевиков. В этот же период я по заданию партийной организации начал формировать красногвардейский отряд.

В январе 1918 года со своим отрядом выступил против гайдамаков и, нанеся им удар в тыл, облегчил наступление Красной гвардии со стороны Харькова на Полтаву.

Со своим отрядом участвовал в захвате г, Полтавы и далее г. Киева. В начале 1918 года, командуя отрядом, прикрывал с боями отход частей Красной гвардии при наступлении немецких оккупационных войск в направлении: Полтава, Харьков, Изюм, Ямы и Родаково,

В районе Луганска на станции Родаково присоединился со своим отрядом к красногвардейским отрядам рабочих Донбасса, где в апреле 1918 года все отдельные красногвардейские отряды, отступавшие с Украины, были объединены в 5-ю Украинскую армию под командованием тов. Ворошилова, и я был выбран начальником артиллерии этой армии, одновременно командуя Харьковской батареей.

При подходе в июне 1918 года 5-й Украинской армии к Царицыну эта армия и все отдельные отряды г. Царицына под руководством тов. Сталина и тов. Ворошилова были реорганизованы в 10-ю армию, и я был назначен начальником артиллерии этой армии. С этой армией я, как начальник артиллерии, под руководством тов. Сталина участвовал в обороне Царицына против белых и их разгроме.

В марте 1919 года после полученного ранения я до окончательного выздоровления в течение 1,5 мес. исполнял должность губернского военного комиссара и начальника гарнизона г. Харькова. В этот период времени, будучи председателем тройки, непосредственно руководил подавлением меньшевистских и эсеровских восстаний в Белгороде, Сумах и Харькове.

В мае 1919 года во время восстания банд Григорьева я был назначен начальником артиллерии этой вновь созданной под командованием тов. Ворошилова армии. За ликвидацию григорьевского восстания был награжден первым орденом Красного Знамени.

После разгрома банд Григорьева эта армия в июне 1919 пода переформировывается в 14-ю армию под командованием тов. Ворошилова и я назначаюсь начальником артиллерии этой армии.

С переводом тов. Ворошилова из 14-й армии я был по приказу Троцкого с должности начальника артиллерии армии снят и назначен комиссаром артиллерии 14-й армии, а вместо меня назначен бывший офицер, оказавшийся впоследствии предателем, который был расстрелян. Лишь с приездом в 14-ю армию тов. Серго Орджоникидзе по указанию тов. Сталина, находящегося в тот момент на Южном фронте, я вновь был назначен начальником артиллерии 14-й армии.

В составе 14-й армии я, как начальник артиллерии армии, объединяя всю артиллерию армии, участвовал в разгроме под Кромами армии генерала Майя- Маевского.

В июне 1920 года я был назначен начальником артиллерии 1-й Конной армии и в составе Конной армии участвовал в разгроме Деникина, белополяков и Врангеля. За эти боевые операции я был награжден вторым орденом Красного Знамени.

В 1921 году я был назначен начальником артиллерии Северо- Кавказского военного округа, где принимал участие в качестве командира и председателя тройки соединения, участвовавшего в подавлении контрреволюционного восстания на Дону в 1921 и 1922 гг.

В 1923 году я был направлен на учебу в Военную академию РККА. Это была моя первая школа, где я получил основательные политические и военные знания. В ноябре 1924 года я был назначен помощником начальника артиллерии РККА. В этой должности проработал до конца 1925 года.

В конце 1925 года я был направлен для работы в Военно-промышленный комитет ВСНХ, где проработал в качестве заместителя председателя комитета до конца 1926 года.

В 1926 году был назначен начальником Артиллерийского управления РККА, где работал до конца 1929 года.

С конца 1929 года по апрель 1930 года по состоянию здоровья находился в распоряжении народного комиссара обороны СССР.

С апреля 1930 года по октябрь 1930 года командовал Московской Пролетарской дивизией. В день 10-й годовщины обороны Царицына за активное участие в обороне Царицына был награжден третьим орденом Красного Знамени.

Осенью 1930 года был направлен на учебу на Особый факультет академии имени Фрунзе, где учился до конца 1932 года. В конце 1932 года после окончания академии был назначен на должность командира-комиссара 3-го стрелкового корпуса, где и прослужил до июня 1937 года. В 1937 году за особые заслуги по выполнению задания правительства награжден орденом Ленина.

В конце мая 1937 года был назначен начальником  Артиллерийского управления РККА и в этой должности состою по настоящее время.

Состоял членом ЦИК СССР 7-го созыва. В данное время состою депутатом Верховного Совета СССР от Речицкого избирательного округа БССР. В 1938 году к ХХ-летию РККА награжден вторым орденом Ленина.

В троцкистской и других контрреволюционных группировках не участвовал, всегда боролся за генеральную линию партии. В плену у белых не был.

В период гражданской войны был пять раз ранен (из них два раза легко) и два раза контужен. Образование до армии имел 4 класса. Женат. Начальник артиллерийского управления РККА командарм 2 ранга Кулик Григорий Иванович. 5 января 1939 года.

Биография: будучи начальником Главного артиллерийского управления Красной Армии, в силу своей неподготовленности, невысокой эрудиции и некомпетентности, способствовал снятию с валового производства крайне необходимых для армии артиллерийских систем и боеприпасов к ним.

Тормозил оснащение армии новыми видами вооружения- наземной и зенитной артиллерии, стрелкового автоматического и минометного вооружения, ратовал за артиллерию на конной тяге, настаивал на том, чтобы танковые части использовались главным образом для непосредственной поддержки пехоты, за что в июне 1941 г. был снят с должности.

В начале Великой Отечественной войны Кулик Григорий Иванович по приказу Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина, как представитель Ставки ГК, был направлен на Западный фронт для изучения обстановки и координации действий войск Красной Армии.

Однако не проявил организаторских способностей, не смог повлиять на действия войск фронта и с соединениями 10-й армии попал в окружение. После выхода из окружения с 29 июля по 6 августа и.о. начальника Главупраформа Красной Армии.

В августе 1941 года Маршал Советского Союза Кулик Григорий Иванович освобожден от занимаемых должностей и назначен командующим 54-й армией Ленинградского фронта, которая после сформирования в МВО была переброшена на северо-западное направление и вела ожесточенные оборонительные бои с превосходящими силами немецко-фашистских войск на правом берегу р. Волхов.

В сентябре войска армии вели наступательные бои в целях прорыва блокады Ленинграда в районе г. Колпино. В связи с неудачными действиями Г. И. Кулик был отозван и находился в распоряжении наркома обороны СССР. В ноябре 1941 г. был направлен в качестве представителя Ставки ВГК для оказания помощи войскам, действовавшим на Керченском полуострове.

Однако, как отмечалось в обвинительном заключении по его делу, «…будучи уполномоченным Ставки ВГК по обороне Керчи и Керченского района и имея приказ организовать активную оборону этих районов и не сдавать их противнику, преступно отнесся к выполнению возложенных на него задач и …вместо организации обороны и оказания сопротивления противнику, самовольно и незаконно санкционировал эвакуацию Керчи и ее района и сдачу их противнику…», за что был отозван с фронта и отдан под суд.

16 февраля 1942 года Специальным присутствием Верховного суда СССР, а 19 февраля Постановлением Президиума Верховного Совета СССР Г. И. Кулик лишен званий Маршала Советского Союза и Героя Советского Союза, всех государственных наград, а также снят с поста заместителя наркома обороны. В марте 1942 г. Г. И. Кулику присвоено воинское звание «генерал-майор», после чего он находился в распоряжении наркома обороны. Не раз выезжал на фронты как представитель Ставки ВГК для оказания помощи в организации боевых действий.

Так, в сентябре- октябре 1942 года генерал-майор Кулик Григорий Иванович был направлен на Калининский фронт для выяснения обстановки и оказания помощи в организации наступательной операции 22-й армии по разгрому белыйской группировки противника (часть операции «Марс», проводимой войсками Калининского фронта против группы армий «Центр» и имевшей целью сковать основные силы противника и не допустить переброски их на юго-западное направление советско-германского фронта).

В апреле 1943 г. Г. И. Кулику присваивается воинское звание «генерал-лейтенант», и он назначается командующим 4-й гвардейской армией, которая была создана путем преобразования 24-й армии СтепВО и находилась в резерве Ставки ВГК. В августе армия под командованием Г. И. Кулика вошла в состав Воронежского фронта и участвовала в Курской битве, Белгородско-Харьковской наступательной операции и боевых действиях на Левобережной Украине.

За неправильное использование войск армии при ведении боевых действий Г. И. Кулик был отстранен от командования и с октября 1943 г. находился в распоряжении Главного управления кадров, а с января 1944 г. заместитель начальника Главного управления формирования и укомплектования войск Красной Армии, но с занимаемой должностью не справился, снят с поста и вновь в июне 1945 г. понижен в воинском звании до генерал-майора.

После войны с июля 1945 г. Г. И. Кулик- заместитель командующего войсками ПриВО. С июня 1946 г. в отставке. В 1947 г. арестован, приговорен к расстрелу и 24.8.1950 г. расстрелян. Реабилитирован в 1956 г.

В 1957 г. Генштабом и Главной военной прокуратурой была подтверждена правильность оценки Г. И. Куликом сложившейся в ноябре 1941 г. ситуации и соотношения сил в пользу противника в районе г. Керчь. В целях сохранения остатков войск с вооружением Кулик Григорий Иванович посчитал возможным перебросить их на Таманский полуостров для организации устойчивой обороны. На основании этого заключения было принято решение, что за оставление г. Керчь Г. И. Кулик был осужден необоснованно. 28 сентября 1957 г.

Постановлением Президиума Верховного Совета СССР Кулик Григорий Иванович был посмертно восстановлен в воинском звании Маршала Советского Союза, звании Героя Советского Союза и правах на ордена.

Награды: Герой Советского Союза, 4 ордена Ленина, 4 ордена Красного Знамени, медали.

Источники: военно- исторический журнал, 1990, № 3, стр. 18- 20, divizia-rkka.ru